Чем отличается стих от прозы?

Среди слов Глава 7 Чем стихи отличаются от прозы?

– Какие вы знаете стихи? – задала вопрос в начале нового занятия Анна Александровна.

– Пушкина, Есенина, – сказала Диана.

– У Пушкина еще сказки написаны стихами, – уточнил Юлик.

– А еще? – продолжала спрашивать преподавательница.

– Еще Маршака, Тютчева, Заходера, Берестова, – стала перечислять Агата. – Мы учили эти стихи на уроках.

– И что же вы учили?

– Учили Тютчева: «Чародейкою Зимою околдован лес стоит». А Маршака – «Говорят, под Новый год что ни пожелается…»

– «. То всегда произойдет, то всегда сбывается», – закончила Диана.

На этом как-то все закончилось – больше никто не мог припомнить определенных стихов…

– И это все? – спросила Анна Александровна. – Маловато. Ну что же, будем читать стихи и учиться, как читать стихи.

– А разве этому надо учиться? – недоверчиво переспросил Федот.

– Стихи – это… особый вид литературы. Древние греки считали, что поэзия – это речь богов. Сегодня мы выясним, чем же стихи отличаются от прозы. Кое-кто поможет нам сейчас в этом разобраться. Включим компьютер. Сейчас я наберу: «Чем стихи отличаются от прозы?» Что же мы видим? «Приключения Незнайки».

А из дискеты, вынутой из компьютера, шлепнулись на учительский стол двое коротышек.

– А, Незнайка! Ты снова здесь! Привет! – закричали ребята.

– Да, братцы, вы не ошиблись. Тут снова я, Незнайка.

– Незнайка, ты опять задаешься, – проговорил второй коротышка, кудрявый и с серьезным выражением лица.

– Это я задаюсь? Да что ты, я просто хочу рассказать ученикам, как я понял, что сочинять стихи – нелегкая штука. Ах да, я тебя не представил! Это Цветик, лучший поэт в Цветочном городе. Лучше я стихами скажу:

Он поэт, зовется Цветик.
От него вам всем приветик!

– Незнайка, не отнимай у меня стихи! Это ведь я сочинил: «Я поэт, зовусь я Цветик, от меня вам всем приветик». Правда же?

– А у тебя-то что получилось? «Я поэт, зовусь Незнайка, от меня вам балалайка».

– Теперь уже ты за меня говоришь! Я это и хотел сказать, что рифма есть, а смысла нет! Сначала у меня именно так получилось! Зато потом уж я насочинял на весь Цветочный город!

– Ты дразнилки какие-то насочинял! «Знайка шел гулять на речку, проглотил случайно свечку…»

– Не так, не так! «Перепрыгнул через овечку!»

– Ну все равно, какой в этом смысл? А Знайку обидел!

– Да и Торопыжку обидел, и Авоську… То есть что я скажу, братцы: в стихотворении должна быть рифма. Но и смысл должен быть!

– А смысл должен быть и в прозе, – сказала Диана.

– Но в стихотворении – и смысл, и рифма. Сначала я хочу, чтобы вы придумали рифму. Так, Цветик?

– Да, так. Пусть поупражняются, чтобы понимать, как пишутся стихи!

– Придумайте, ребята, рифму к слову «жучок».

– Сачок, – сказал Федот.

– Сучок, – предложила Агаша слева.

– Старичок, – отозвался, подумав, Юлик.

– Сморчок! Стручок! Щелчок! Бычок! – находили ребята всё новые рифмы.

– Цветик, скажи ты теперь, – попросил Незнайка, – что надо делать, чтобы и рифма была, и смысл.

– Итак, посмотрим, что вы предложили. Не надо обижать жучка, поэтому отбросим «сачок» и «щелчок». «Бычок» и «сморчок» тут не при чем, «стручок», пожалуй, тоже. «Старичок»… жучок, конечно, может быть, старичок, но о чем тут сочинишь стихи? Что же остается?

– Сучок, – подсказал Юлик.

– У жучка с сучком может быть прямая связь – он ведь может забраться на сучок! Ну, попробуйте теперь сочинить двустишия с этой рифмой! Такая игра называется, между прочим, буриме.

Через минуту Юлик предложил вот что:

Какой догадливый жучок –
Взлетел он прямо на сучок!

– Что же, друзья, вы делаете успехи! – обрадовался Цветик.

– Да! И рифма есть, и смысл! – подтвердил Незнайка.

– Спасибо вам, – сказала коротышкам Анна Александровна. – Вы хорошо здесь кое-что объяснили.

– А теперь, пожалуй, нам пора. Нам много чего еще нужно сделать для тех, кто читает нашу книгу! – объяснил Цветик.

Когда коротышки исчезли в дискете, Анна Александровна продолжила занятие.

– Ну, как вы поняли, что должно быть в стихотворении, чтобы оно было стихами?

– Конечно, рифма! – удивился вопросу Федот.

– И смысл тоже, – добавила Агафья.

– Но и что-то еще должно быть. Цветик и Незнайка специально сказали вам не обо всем. Подумайте. Если вам трудно, пусть кто-нибудь прочитает вслух стихи – какие-нибудь самые запомнившиеся, а может быть, и любимые.

– У меня есть любимые стихи, – сказала Диана.

– Прочитай. Ты их помнишь наизусть?

Еду. Тихо. Слышны звоны
Под копытом на снегу.
Только серые вороны
Расшумелись на лугу.
Заколдован невидимкой,
Дремлет лес под сказку сна.
Словно белою косынкой
Повязалася сосна…

– Молодец, – похвалила Анна Александровна. Помнишь, чьи это стихи?

– Сергея Есенина, – ответила Диана.

– Смотрите, Диана так хорошо выучила стихи Есенина, прочитала их, как по нотам играет музыкант. А прозу вы можете так же вот легко прочитать наизусть?

– Прозу… Пожалуй, нет, – откликнулся Юлик. – Так хорошо проза не заучивается.

– Стихи складные, – продолжил мысль Федот. – Поэтому они запоминаются лучше, чем проза…

– Обычно в стихах есть определенный ритм – ударения через определенное число слогов. – Анна Александровна включила экран компьютера, где вызвала картинку с черточками:

– Еду. Тихо. Слышны звоны… Слышите – чередуются ударные и безударные слоги. Попробуйте-ка теперь вспомнить еще какие-нибудь строчки стихов, подходящие под этот ритм.

После минутного раздумья первой нашлась Диана:

Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет…

– А вот еще, – предложил Юлик:

Дети, в школу собирайтесь,
Петушок пропел давно…

– Откуда ты знаешь эту песню? – Анна Александровна даже удивилась.

– Учили в хоре, – сообщил мальчик. – Это старая школьная песня.

– Это не просто старая, а очень старая школьная песня. С ней дети шли в школу почти полтора века назад!

– А вот это подходит? – отозвалась Агаша слева:

Наша Таня громко плачет:
Уронила в речку мячик…

Тут уже все стали подбирать подходящие строчки:

Добрый доктор Айболит,
Он под деревом сидит…
За горами, за лесами,
За широкими морями…

– Достаточно! – обрадованно прервала ребят Анна Александровна. – Это очень подвижный игровой размер стиха – недаром им написано так много детских стихов и песен. Называется он хорей. Бывают и другие размеры. В русской поэзии, кроме хорея, самый распространенный из них – ямб. В нем, наоборот, делается ударение не на первом из двух слогов, а на втором. Например, у Пушкина:

Мороз и солнце, день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный…

И на экране включился новый ряд черточек:

– А зачем так – в стихах разные размеры? Не все ли равно, хореем или ямбом написано? – вдруг задал вопрос Федор.

– А я думаю так, – сказал Юлик: хорей – очень подвижный стих, а ямб – медленнее.

– В чем-то ты прав, – заметила Анна Александровна. – Вот попробуйте сказать, что вам напоминает хорей. Та-та та-та та-та та-та…

– Как будто дети прыгают, – ответила Агаша слева.

– А еще похоже на то, как малыша укачивают, – отозвалась Диана.

– Что же, это правда, – откликнулась преподавательница. – Подавляющее большинство колыбельных песен – это не случайно хорей:

Баю-баюшки-баю,
Не ложися на краю…

А по поводу того, как дети играют под стихи, написанные хореем, писал всем вам известный детский писатель Корней Иванович Чуковский в книге «От двух до пяти». Он обратил внимание на то, что в раннем детстве все начинают сочинять стихи хореем и поют, а чаще выкрикивают их во время своих игр. Может быть, вы помните такие вот стихи и песенки?

– Я помню, – сказала Агаша справа. – Когда-то ко мне в гости пришла подружка. Мы бегали по квартире и кричали: «Мы гуляем, мы гуляем!»

– А что напоминает ямб? – спросила Анна Александровна. – Та-та та-та та-та та-та…

– Это поезд метро отправился со станции! – предложил Федот.

– Неожиданно, но похоже. А еще?

– Так неторопливо идет человек, – представил себе Юлик.

– Это бальный танец, – был вариант Дианы.

– Ямб помогает описать самые разные картины и ощущения, – сказала Анна Александровна. – Поэтому он, как и хорей, очень распространенный стихотворный размер. Другие чаще всего принятые в нашей поэзии размеры – дактиль, амфибрахий, анапест. В них ударение падает на один их трех слогов. Посмотрите на экран – вот, например, дактиль:

Здесь ударение падает на каждый первый слог из трех. А вот амфибрахий:

Второй слог ударный.

И, наконец, анапест:

Тут уже ударный третий слог. Предлагаю вам домашнее задание: найти стихи, написанные этими размерами. Но сначала надо записать схему слогов и ударений в тетради. Итак, в стихах есть рифма, ритм. Но это еще не все. Можно сочинить стихотворение, в котором все вроде бы правильно, складно. И все же что-то не то. Попробуйте сделать стихами обычное предложение. Например: «Я пошла к магазину и посмотрела на витрину, купила триста грамм сосисок и два пакетика ирисок». Это интересные стихи?

– Да как-то нет, – ответил Юлик. – Ведь то же самое можно сказать и прозой…

– Вот тут-то мы и подошли, пожалуй, к самому главному, чем отличаются стихи от прозы: стихи не просто должны быть складные – это особо выразительная речь. Давайте вернемся еще раз к стихотворению Есенина, любимому Дианой.

Еду. Тихо. Слышны звоны
Под копытом на снегу…

Читайте также  Чем кофемашина отличается от кофеварки?

Ну как, похоже на обычную речь? Ведь человек рассказывает, как он куда-то едет зимой, вероятно, в санях.

– Нет, тут даже предложения в одно слово: «еду», «тихо», – обратила внимание Диана.

– Вот так: «Еду. Тихо». Одно слово – и уже целая картина. А дальше: «Слышны звоны под копытом на снегу». Как об этом можно сказать в обычной речи?

– Может быть: «Лошади цокают копытами на снегу», – придумал Юлик.

– Вот. А тут: «Слышны звоны». Красиво, не правда ли? И как будто слышатся эти звоны… Такая выразительная, образная, красивая речь так и называется – поэтическая. А что дальше? «Заколдован невидимкой, дремлет лес под сказку сна»…

– Это уже какая-то сказка начинается, – сказал Федот.

– Сказка, но в одной фразе! Так может быть только в стихах. И сосна словно белою косынкой повязалась, «принагнулась, как старушка, оперлася на клюку…»

– А это уже другая сказка – про сосну, – продолжил Федот.

А Агаша слева сказала:

– И все так хорошо представляется! Как в воскресенье – я была в лесу рядом с домом и видела такую сосну в белой косынке…

– В следующий раз мы поговорим, как называются те волшебные приемы, которые используют поэты, чтобы все так чудесно у них получилось в стихах. А пока даю и второе задание, – предложила Анна Александровна, – продолжить игру в буриме. Предлагаю рифмы: «зима» – «дома»; «мороз» – «вопрос». Попробуйте сочинить тоже зимнее четверостишие, где будут эти рифмы и один из ритмов – ямб или хорей. Если не получится четыре строки – хотя бы две с одной рифмой.

– Это мы побываем в роли Цветика, – отметил Юлик.

– Ну хотя бы в роли Незнайки! До встречи на следующем занятии.

Николаев А. И. Основы литературоведения

Николаев А. И. Основы литературоведения: учебное пособие для студентов филологических специальностей. – Иваново: ЛИСТОС, 2011

Отличие стиха от прозы

Отличие стиха от прозы

Говоря о различении стиха и прозы, специалисты часто с иронией вспоминают пьесу Ж. Б. Мольера «Мещанин во дворянстве», где учитель наивно объясняет господину Журдену, чем стихи отличаются от прозы: «Все, что не проза – то стихи, и все, что не стихи, то проза». Мольер, естественно, пародировал недалекость и малообразованность героев, но проблема в том, что и вполне квалифицированные профессионалы XXI века зачастую оказываются в сложном положении, когда нужно объяснить разницу между прозой и стихом. Кажущаяся самоочевидность ответа («Ахматова – стихи, а Толстой – проза») доказывает лишь то, что эта разница есть, но никак не дает нам надежного критерия разграничения. Существует несколько вопросов, которые определяют проблемное поле современного стиховедения:

  • · во-первых, зачем человечеству стихи, насколько они соответствуют логике развития языка и, наконец, какая речь более «правильная» для человеческой культуры: прозаическая или стихотворная?
  • · во-вторых, каковы более или менее надежные критерии отличия стиха и прозы и существуют ли вообще такие универсальные критерии?
  • · в-третьих, благодаря каким резервам языка происходит «превращение» прозы в стих?
  • · в-четвертых, сложнейшей проблемой является то, касается ли различение стиха и прозы лишь формы организации речи или же перед нами две принципиально разные системы мышления?

Именно постановка и решение этих проблем делает стиховедение не формальной наукой, просто классифицирующей виды размеров, строф и рифм, а самостоятельной и сложной частью филологии.

Представляется логичным начать разговор о стиховедении с короткого обзора этой проблематики.

Итак, почему людям нужны стихи, если в обычной речи современный человек, как правило, говорит иначе? Со стиха или с прозы начался «праязык» человека?

Известный польский литературовед и писатель Ян Парандовский заметил в «Алхимии слова»: «Если не принимать в расчет несколько наивных концепций Гердера, нет ни одной мало-мальски серьезной гипотезы о том, будто бы вначале человечество разговаривало стихами, и тем не менее история каждой литературы начинается не с прозы, а с поэзии. Ибо то, что первым возвысилось над обиходной речью, было стихом, и часто он уже достигал совершенства задолго до того, как были сложены первые несмелые фразы художественной прозы» [1] .

Парандовский, правда, не совсем точен в фактах. Концепция «стихового» начала первоязыка людей высказывалась и до И. Г. Гердера, еще в начале XVIII века, в частности, на этом строилась концепция происхождения языка Дж. Вико, и – главное – она вполне всерьез рассматривается крупнейшими современными эстетиками и стиховедами. О ней в конце XX века размышлял знаменитый философ языка Г. Гадамер, а признанный специалист-стиховед М. Шапир замечал: «Нет ни малейшей возможности доказать генетическую, эволюционную или типологическую первичность нестихотворной речи» [2] . Но в одном Парандовский, несомненно, прав: любые развитые формы словесной художественной культуры сначала обнаруживают себя в стихе, а лишь затем – в прозе. [3]

Причины возникновения стихотворной речи ученые пытались увидеть в самых разных сторонах жизни человека: во всеобщей ритмизованности мира и человеческого организма, в эротических ритмических проекциях бессознательного, в изначальной ритмизации детской речи и т. д., однако по-настоящему убедительного ответа еще не дано.

Положение осложняется еще и тем, что не совсем понятно, как нам отличить стих от прозы. Крупнейший российский стиховед М. Л. Гаспаров предложил определение, которое сегодня зацитировано: «Стих — это текст, ощущаемый как речь повышенной важности, рассчитанная на запоминание и повторение. Стихотворный текст достигает этой цели тем, что делит речь на определенные, легко охватываемые сознанием части. Кроме общеязыкового членения на предложения, части предложений, группы предложений и пр., здесь присутствует еще и другое деление — на соотносимые и соизмеримые отрезки, каждый из которых тоже называется “стихом”». [4]

Это определение корректно, однако вопросы все равно остаются. Если подойти просто со стороны организованности и членения речи на отрезки, то останется вопрос о содержательной значимости такого членения. Само по себе указание на повышенную важность и запоминаемость проблемы не снимает. В этом смысле прав А. Г. Машевский, когда, комментируя гаспаровское определение, замечает: «Однако и проза бывает весьма важной. И ее запоминают и повторяют, например, анекдот». [5]

Формальные признаки сами по себе тоже недостаточны. Тот же А. Г. Машевский остроумно замечает: «В принципе, формально в стихи можно превратить любой текст, например, газетную передовицу:

Тревожные слухи ходили последнее время в поселке

Некрасовское: на грани

Банкротства оказалось старейшее

Предприятие района – машиностроительный завод,

Основной продукцией которого были

Винные насосы, а рынки

Их сбыта – в основном бывшие

Южные республики бывшего Союза.

Получается смешно. Почему? Да потому, что связи «по вертикали» устанавливаются в этом тексте случайно, превращая информацию, которую выдает автор, в нечто пародийное.

Кроме того, оказывается, что мы как бы перестаем понимать, о чем, собственно, сообщает нам участок только что прочитанного текста. Конечно, можно сослаться на то, что разбивка на строки затрудняет восприятие информации. Но именно эта разбивка и сделала прозу стихами» [6] .

Таким образом, важно понимать, что стих отличается от прозы не каким-то одним признаком (ритмическим или графическим), но представляет собой особую систему организации речи, где все элементы (слова, звуки, грамматика, синтаксис и др.) подчинены каким-то законам упорядоченности [7] .

Слово в стихе функционирует совсем не так, как в прозе, оно теснее связано с другими словами и с логикой всей конструкции. Эту особенность стиха известный литературовед Ю. Н. Тынянов еще в 20-е годы XX века назвал «законом единства и тесноты стихового ряда» [8] . Именно нарушение этого тыняновского закона приводит к тому, что записанная в виде стиха проза становится плохой прозой, а не хорошим стихом. Стих представляет собой сложную и исторически подвижную систему законов и взаимодействий элементов.

Если эти законы не осмыслены обществом, не приняты в своей системности, говорить об оппозиции стиха и прозы вообще едва ли возможно. М. Л. Гаспаров замечает по этому поводу: «Когда начинают делать обзор истории русского литературного стиха, его начинают делать с XVII в. На первый взгляд это кажется странным: как будто до этого на Руси не существовало поэзии, не существовало стихотворных средств выражения, не существовало стиха. Нужно присмотреться ближе, чтобы уточнить это впечатление: поэзия существовала, стихотворные средства выражения — ритм и рифма – существовали, но стиха действительно не существовало.

Все средства стихотворной речи во главе с ритмом и рифмой были доступны уже древнерусской литературе. Однако, существуя порознь и даже в совокупности, все эти средства не складывались в понятие «стих». Противоположность «стих—проза», которая ныне кажется столь очевидной, для древнерусского человека не существовала». [9]

Стоит, впрочем, заметить, что ее не существовало в современном смысле слова и в письменной литературе. Однако на уровне восприятия текста слушателями ситуация, судя по всему, столь однозначной не была. Совершенно прав Н. А. Богомолов, когда замечает: «В культурном обиходе русского народа с древнейших времен существует одна из форм поэзии – устное народное поэтическое творчество. И именно это творчество дает нам первую систему русского стиха» [10] . Многие формы народного стиха разительно отличаются от прозаической речи, то же самое можно сказать о покаянных стихах, возникших в русской культуре не позднее середины X V века, о многих формах духовных стихов и т. д. Здесь масса сложностей, связанных с тем, что эти тексты либо вообще не записывались, либо это была запись, далекая от тех стандартов, которыми мы пользуемся сегодня, их трудно анализировать, «исходя из теории классического стиха, которая стоит в явном противоречии с технологией форм народного стиха» (А. П. Квятковский). Но то, что весь системный строй этих текстов имеет мало общего, например , с летописями или агиографической литературой (описанием деяний святых), бросается в глаза. Другое дело, что все это не приводило к той литературной оппозиции «проза – стихи», с которой мы сталкиваемся сегодня.

Вообще в современной науке отчетливо видны две тенденции в решении вопроса о разграничении стиха и прозы. Одни специалисты считают, что важнейшим критерием является характер звучания текста. Это фонетический подход. Характер записи менее принципиален, запись лишь фиксирует и подчеркивает особенности звучания. Классическое определение в рамках этой традиции дал В. М. Жирмунский: «Стихотворная речь отличается от прозаической закономерной упорядоченностью звуковой формы». [11] Этот подход хорошо описывает классические стихи, он дает инструментарий фонетического анализа, собственно, на нем построена вся классическая система размеров. Но по отношению ко многим произведениям он оказывается беспомощным. Дело в том, что не всегда фонетика является решающим фактором для организации текста в стихотворную форму. Часто решающее значение имеет графика, то есть зрительный образ стиха, который нельзя описать в терминах фонетики. Посмотрим на стихотворение С. Кирсанова «Ад»:

Читайте также  Чем отличается проза от стихотворения — основные отличия

Срочно!! ! Напишите отличие стиха и прозы! Напишите, чем стих отличается от прозы. Нужен развернутый ответ.

В отличие от прозы стихотворение можно пропеть. Благодаря ритму и рифме оно легче запоминается.
Стихотворная форма предполагает написание рядов в столбик, а прозаическая – в строчку.
И содержание, и само звучание слов в стихотворении несут определенный смысл, в отличие от прозы, задача которой – описывать и доносить информацию.
Проза возникла позже, чем стих Подробнее: http://thedb.ru/items/Chem_otlichaetsya_STIKHOTVORENIYe_ot_PROZY/

Ещё не зная азбуки, ребёнок начинает понимать: всё, что ему читают или рассказывают, делится на две неравные части. То, что относится к первой части, определяется для него одним словом — «складно» . Другая же — похожа на то, как люди разговаривают на прогулке, за обедом, в детском саду и т. д. Когда человек подрастает и начинает читать сам, он убеждается, что его догадка вполне оправданна. Всё, что напечатано в книгах, располагается на странице одним из двух способов: в столбик или в строчку. Текст, записанный в столбик, называется стихами. В строчку — прозой.

Конечно, стихи и проза имеют много и других различий. Но при этом далеко не всегда удаётся определить, какие из них главные и существовали всегда, а какие носят характер временный, преходящий.

Например, люди, привыкшие к классической русской поэзии, скорее всего скажут, что один из первых признаков стихотворной речи — рифма. Но она встречается в поэзии далеко не всех народов. Да и на Руси рифма в современном понимании появилась довольно поздно — примерно с 18 в. Однако наряду с рифмованными существовали и существуют стихи, написанные без рифм, — их называют белыми. Наконец, рифма встречается и в прозе, хотя гораздо реже, чем в стихах.

Один из таких примеров есть в рассказе В. Короленко «Судный день» : «Вот так-то всегда человек не чует, не гадает, что над ним невзгода, как Хапун, летает.

Достаточно распространено мнение, что стихи отличаются от прозы большей ритмичностью, которая выражается закономерным расположением ударных и безударных слогов или другими упорядоченными чередованиями звуков, так называемым метром. Для русской поэзии это в принципе верно, а вот, к примеру, для японской или китайской — нет. Кроме того, художественная проза тоже имеет свой ритм, пусть и более сложный, менее уловимый, чем в стихах. Но всякий пишущий прозу человек знает: часто бывает необходимо вставить в предложение ещё одно слово, и не для уточнения смысла, а именно для ритма.

Другое дело — разделение речи на строчки, или стихи. Не случайно греческое слово «стихос» в буквальном переводе означает «ряд» , «строка» . Расчленяя речь на отдельные отрезки, поэт предлагает тем самым особую расстановку пауз. Благодаря обилию таких пауз и их протяжённости стихи неизбежно произносятся значительно медленнее, чем проза. Таким образом, читатель – волей-неволей – как бы вслушивается в их звучание и вдумывается в смысл с большим с большим вниманием, чем при чтении прозаического текста. Это самое большое отличие стихов от прозы.

Конечно, абсолютное большинство русских стихов построено, кроме того по другим правилам. В зависимости от того, каковы эти правила, принято говорить о той или иной системе стихосложения.

Часто можно запутаться в том, что является стихами, а что прозой. Сначала кажется все просто: у одного есть рифма, а у другого нет. Но тут-то собака и зарылась. Существует так называемый «белый стих» или же японская «хокку» или «танка», где нет никакой рифмы и все же это стихи. Так как отличить стихи от прозы в этом случае и почему это важно? Начнем с того, что в приличном обществе легко попасть впросак, если не к месту назвать одно другим. С другой стороны, если такой казус может быть просто поводом к занесению вас в категорию безграмотных людей, то на экзаменах подобная ошибка будет стоить положительной оценки.

Определение стиха и прозы
Стих — это с одной стороны организованные равные отрезки в определенной ритмической тональности. А с другой — строка стихотворного текста по определенному образцу. Если рассмотреть школьные определения, то у обычного стиха должна быть рифма, но не обязательно, ведь есть упомянутые выше хокку и танка. В японской традиции рифма как таковая встречается не так часто, и вместе с тем, это тоже стихи. Что приводит нас к более широкому определению: стихотворная форма – это краткая запись той или иной темы (мысли), в которой есть определенная глубина, раскрывающаяся в своей полноте перед чутким читателем.
Проза — под этим понятием скрывается не только письменная, но и устная речь. При этом здесь нет деления на равные отрезки, что сделало бы такую запись или выражение стихом. Однако и в прозе имеется свой некоторый ритм, но в отличие от стиха, он является приблизительным и относится к синтаксическому построению текста. Если проще, то ритмическая составляющая прозы основана на периодах, предложениях, абзацах и колонках. Если прибегнуть к первоисточникам, то в древнегреческой литературе любая художественная речь или письменность считалась поэзией. В более поздний период произошло деление на прозу и стихи по принципу выраженности стихотворной формы.

Сравнение стиха и прозы
Начать сравнение стиха с прозой можно с ритма. В стихотворной форме ритмическая составляющая выражена более полно. Она ощущается даже неподготовленным читателем, задает определенную тональность и настроение при чтении. В прозе ритм выражен гораздо слабее, он не так навязчив и не столь сильно влияет на читателя.
В стихах обычно есть рифма, хотя и не всегда, но главное отличие прозы в том, что в ней никогда нет этой рифмованности. Если стихи могут иметь выражения «палка-галка», то в прозе подобные включения моментально делают предложение стихотворным.
В стихах в сжатой форме дается основная мысль, которая часто завуалирована символизмом, метафорами, сравнениями. Используются олицетворения, персонификация, оксюмороны и другие литературные приемы. В прозе тоже может быть подобное, но обычно в более пространной форме, она более описательная и информативная.

TheDifference.ru определил, что разница между стихами и прозой заключается в следующем:
В стихах обязательно есть выраженный ритм, а в прозе он не явный, скрытый, не всегда чувствуется.
Рифма — отличительный признак стиха, не смотря на отдельные формы без нее, а в прозе рифма может использоваться только в качестве стихотворных вставок.
Стихи дают более сжатую завуалированную главную мысль посредством образов и метафор, а проза более описательна.
Равные отрезки. Сама форма записи стихов тяготеет к равным кратким отрезкам. Проза записывается последовательно, широко и не сосредоточена в кратких выражениях.

«Это случилось в мае.» Это проза. «Был месяц май» Чувствуете разницу? Поэтично звучит. Стихотворный размер — ямб.

Чем отличаются стихи от прозы

Существует большое число отличающихся друг от друга определений термина «стихотворение». В русскую поэтику этот термин ввёл Симеон Полоцкий, который так назвал самый способ сложения стихов, т. е. то, что в наше время называется стихосложением. Между тем параллельно термину «стихотворение» уже существовало в литературной лексике слово «стихосложение», введенное Ломоносовым в том понимании, в каком оно употребляется теперь.

В современном понимании стихотворение — это законченное по смыслу и форме поэтическое произведение в стихах сравнительно небольшого размера. По характеру замысла и своей направленности оно может быть публицистическим, философским, историческим, лирическим и т. д., вплоть до сатирического и пародийного.

Художественная речь осуществляет себя в двух формах: стихотворной (поэзия) и нестихотворной (проза). Первоначально стихотворная форма решительно преобладала как в ритуальных и сакральных, так и в художественных текстах. Ритмически упорядоченные высказывания, отмечает М. Л. Гаспаров, ощущались и мыслились как повышено значимые и »более других способствующие сплочению общества»: »Из-за своей повышенной значимости они подлежат частому и точному повторению. Это заставляет придать им форму, удобную для запоминания. Удобнее запоминается то, что может пересказываться не всякими словами и словосочетаниями, а лишь особенным образом отобранными» Способность стихотворной (поэтической) речи жить в нашей памяти (гораздо большая) чем у прозы) составляет одно из важнейших и неоспоримо ценных ее свойств, которое и обусловило ее историческую первичность в составе художественной культуры.

В эпоху античности словесное искусство проделало путь от мифологической и боговдохновенной поэзии (будь то эпопеи или трагедии) к прозе, которая, однако, была еще не собственно художественной, а ораторской и деловой (Демосфен), философской (Платон и Аристотель), исторической (Плутарх, Тацит). Художественная же проза бытовала более в составе фольклора (притчи, басни, сказки) и на авансцену словесного искусства не выдвигалась. Она завоевывала права весьма медленно. Лишь в Новое время поэзия и проза в искусстве слова стали сосуществовать »на равных», причем последняя порой выдвигается на первый план (такова, в частности, русская литература XIX в., начиная с 30-х годов).

Противоположность «стих-проза” появилась только в начале XVII в. и была отмечена новым словом в русском языке, ранее неизвестным, а стало быть, ненужным, — словом «вирши”, стихи. Членение речи на синтагмы-колоны и наличие слов с созвучными окончаниями заложены в каждом языке; использование этих явлений для выразительности речи началось в древнейшие времена — первыми тремя «риторическими фигурами” античного красноречия были исоколон, антитеза и гомеотелевтон. Но для того, чтобы этот риторический ритм стал критерием различия между стихом и прозой, необходимо, чтобы все членения между колонами были единообразно заданы всем читателям (как в литургической поэзии они заданы мотивом церковного пения, а в современном свободном стихе— графическим разделением на строки). А для того чтобы риторическая рифма стала критерием различия между стихом и прозой, необходимо, чтобы она была выдержана на всем протяжении произведения от начала до конца. В древнерусской литературе этого не было. Ритмическое членение того же «Слова о полку Игореве”, как показывает опыт, каждый исследователь реконструирует на свой лад, а произведения, прорифмованные насквозь, появляются только в XVII в. Выделение стиха как особой системы художественной речи, противополагаемой «прозе”, совершается в русской литературе в XVII — начале XVIII в. Оно связано с той широкой перестройкой русской культуры, которая в литературе и искусстве происходила под знаком барокко. Барокко открыло в русской литературе стих как систему речи. Со своим характерным эстетическим экстремизмом оно уловило в русской литературной речи выразительную силу ритма и рифмы, выделило эти два фонических приема из массы остальных, канонизировало их и сделало признаками отличия «стиха” от «прозы”. Появляется слово «вирши”, и вся структура восприятия художественной речи начинает меняться.

Читайте также  Чем отличается спарекс от дюспаталина и какое средство лучше

М. Л. Гаспаров: «Чем отличается стих от прозы? Дошкольник скажет: «Тем, что стихи печатаются короткими неровными строчками”. Школьник скажет: «Тем, что в стихе есть ритм и рифма”. Студент скажет: «Тем, что стих — это специфическая организация речи поэтической, т. е. повышено эмоциональной, представляющей мир через лирический характер. ” и т. д. Все трое будут правы, но ближе всех к сути дела окажется все-таки дошкольник.

Слово «стих” по-гречески значит «ряд”, его латинский синоним «versus” (отсюда «версификация”) значит «поворот”, возвращение к началу ряда, а «проза” по-латыни означает речь, «которая ведется прямо вперед”, без всяких поворотов. Таким образом, стих — это прежде всего речь, четко расчлененная на относительно короткие отрезки, соотносимые и соизмеримые между собой. Каждый из таких отрезков тоже называется «стихом” и на письме обычно выделяется в отдельную строку. Мы сказали: «отрезки, соотносимые и соизмеримые между собой”. Что значит «соотносимые”? Когда мы скользим взглядом по прозаическому тексту, то видим непосредственно читаемые слова, хорошо помним предыдущие, смутно — предпредыдущие и т. д., с равномерным убыванием ясности. А когда мы читаем стихи, то в конце каждой строки живо вспоминаем концы предыдущих строк, в начале каждой строки — начала предыдущих строк и т. д. Если мы воспринимаем прозу как бы в одном измерении, «горизонтальном”, то стих в двух — «горизонтальном” и «вертикальном”; это разом расширяет сеть связей, в которые вступает каждое слово, и тем повышает смысловую емкость стиха. Заметнее всего такая соотнесенность в концах строк, когда они связаны рифмой. Но это относится не только к концам строк. Возьмем начало лермонтовского стихотворения:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом.

и незначительно его изменим:

Белеет парус одинокий

В морском тумане голубом.

— и мы почувствуем, что перед нами две немного разные картины: в первой парус воспринимается на фоне моря, во второй на фоне тумана; первая четче, вторая смутнее. Прозе такие тонкие средства недоступны.

Ученые сосредоточились на рассмотрении различий между стихотворными и художественно-прозаическими произведениями лишь в ХХ столетии. Ныне изучены не только внешние (формальные, собственно речевые) различия между стихами и прозой (последовательно осуществляемый ритм стихотворной речи; необходимость в ней ритмической паузы между стихами, составляющими основную единицу ритма, — и отсутствие, по крайней мере необязательность и эпизодичность всего этого в художественно-прозаическом тексте), но и функциональные несходства. Так, Ю. Н. Тынянов, введя понятие »единство и теснота стихового ряда», показал, что стих является как бы »сверхсловом» с трансформированным, обновленным и обогащенным смыслом: »Слова оказываются внутри стиховых рядов в более сильных и близких соотношении и связи», что ощутимо активизирует семантическое (эмоционально-смысловое) начало речи».

Стиховая форма »выжимает» из слов максимум выразительных возможностей, с особой силой приковывает внимание к словесной ткани как таковой и звучанию высказывания, придавая ему как бы предельную эмоционально-смысловую насыщенность.

Но и у художественной прозы есть свои уникальные и неоспоримо ценные свойства, которыми стихотворная словесность обладает в гораздо меньшей мере. При обращении к прозе, как показал М. М. Бахтин, перед автором раскрываются широкие возможности языкового многообразия, соединения в одном и том же тексте разных манер мыслить и высказываться: в прозаической художественности (наиболее полно проявившейся в романе) важна, по Бахтину, »диалогическая ориентация слова среди чужих слов», в то время как поэзия к разноречию, как правило, не склонна и в большей степени монологична. Поэзии, таким образом, присущ акцент на словесной экспрессии, здесь ярко выражено созидательное, речетворческое начало. В прозе же словесная ткань может оказываться как бы нейтральной: писатели-прозаики нередко тяготеют к констатирующему, обозначающему слову, внеэмоциональному и »нестилевому». В прозе наиболее полно и широко используются изобразительные и познавательные возможности речи, в поэзии же акцентируются ее экспрессивные и эстетические начала. Эта функциональные различия между поэзией и прозой фиксируются уже первоначальными значениями данных слов — их этимологией (др. – гр. слово »поэзия» образовано от глагола «сделать», »говорить»; »проза» — от лат. прилагательного »прямой», »простой»).

Подытожу сказанное определением термина «стих», сформулированным Квятковским.

СТИХ (греч. στίχος — ряд, строка) — форма поэтической речи, отличающейся от прозы системой параллельных речевых рядов, которые придают фразостроению ощутимую стройность. Стихосложение начинается именно с введения в речь (помимо общеязыковых грамматических норм) особого порядка, какого не знает проза. Стиховые формы сами по себе ничего не изображают, но они своим ритмом, строфикой и рифмой способствуют художественной выразительности изображаемого. Всякий стих основан на системе повторности определенного конструктивного элемента, придающего речевому процессу четкость ритмической композиции. Стиховые ряды скреплены между собой единством устойчивой повторяемости одного, нескольких или всех конструктивных элементов. Различаются шесть таких элементов: 1) звуковые повторы в начале и середине стиха (дисметрический аллитерационный стих), это начальная стадия формирования поэтической речи; 2) паузное членение фразы по признакам интонационной выразительности (дисметрический фразовик, интонационно-лексический стих, с рифмой или без рифмы); 3) равное количество ударных слов в стихе (ударник, с рифмой или без рифмы); 4) метрическая мера, повторяемая в стихах периодически или непериодически; 5) анакруза в начале стиховых строк; 6) равносложные клаузулы в конце строк стихотворения. Все эти элементы, совместно или порознь, могут присутствовать в нужной степени среди любых стихов — строго метрических форм и свободных дисметрических форм. Проза не содержит в себе ни системы параллельных рядов, ни единства повторяемости элементов — в этом конструктивное отличие прозы от стиха.

Разница между прозой и стихом

И проза, и стих играют важную роль в литературе. Их разница заключается в структуре языка. главное отличие между прозой и стихом является то, что проза написана естественно в то время как стих написа

Содержание:

  • Главное отличие — проза против стиха
  • Что такое проза
  • Что такое стих
  • Разница между прозой и стихом

Главное отличие — проза против стиха

И проза, и стих играют важную роль в литературе. Их разница заключается в структуре языка. главное отличие между прозой и стихом является то, что проза написана естественно в то время как стих написан в метрической структуре; Проза относится к языку в его оригинальной и естественной форме в то время как Стих относится к языку, используемому в поэзии.

Что такое проза

Термин «проза» происходит от латинского «prosa oratio», означающего прямую или прямую речь. В современном использовании проза может быть определена как разговорный или письменный язык в его обычной форме. Он отображает грамматическую структуру и естественный поток речи вместо метрической структуры. Из-за своей простоты и бесхитростности он используется в большинстве разговорных языков, а также в художественной и фактической письменности. Он широко используется в различных средствах массовой информации, таких как газеты, журналы, фильмы, романы и т. Д. Романы, повести, рассказы можно отнести к трем основным литературным произведениям в прозе.

Основное различие между прозой и стихом заключается в том, что в прозе отсутствует ритмическая структура стиха. Проза состоит из полных грамматических предложений, и эти предложения сгруппированы в абзацы. Язык прозы, особенно язык, используемый в научной литературе, лишен многих украшений, а идеи просты.

Что такое стих

Стих — это язык с метрическим ритмом, обычно с рифмой. Метрические слоги и ритм предложений принимаются во внимание при создании стиха. Рифма и ритм — два важных понятия в стихах. Но письмо не такое естественное или свободное, как в прозе. Стих обычно используется, чтобы выразить что-то художественным способом. Стихи — лучшие примеры стихов. Фактически, два термина поэзия и стих считаются синонимами.

Язык, используемый в стихах, имеет тенденцию быть более декоративным и креативным, чем язык, используемый в прозе. Больше внимания уделяется звуку и ритму. В стихах идеи написаны в строках; строка может быть очень длинной или короткой, как одно слово. Несколько строк составляют строфу. Стихи могут быть разделены на различные типы в зависимости от строения строфы. Пустой стих, свободный стих, cinquain и т. Д. Являются некоторыми примерами этих структур. Также важно отметить, что поэты используют ограниченное количество слов, чтобы выразить свои идеи в стихах.

Разница между прозой и стихом

Определение

Проза разговорный или письменный язык в его обычной форме, без метрической структуры.

строфа это письмо, расположенное в метрическом ритме, обычно с рифмой.

Рифма и Ритм

Проза не обращает внимания на ритм и ритм.

строфа обращает внимание на ритм и ритм; они являются основными компонентами стиха.

Состав

В Прозаидеи пишутся в предложениях; предложения сгруппированы в абзацы.

В строфаидеи пишутся в строках; линии сгруппированы в строфы.

Проза написано на более естественном и грамматическом языке.

строфа написано образно-ритмичным языком.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: