Чем отличается человек от обезьяны

​Чем человек отличается от обезьяны: ум «Б»

Отрывок об источнике «гламура»из романа Виктора Пелевина «Empire V» (2006).

– На самом деле, – продолжал он, – это чрезвычайно древняя метафора, которая была известна еще в Атлантиде. Она содержит прозрение, которое люди в те времена не могли выразить иначе, чем иносказательно. Прозрение вот в чем: мы живем не среди предметов, а среди ощущений, поставляемых нашими органами чувств. То, что мы принимаем за звезды, заборы и лопухи, есть просто набор нервных стимулов. Мы наглухо заперты в теле, а то, что кажется нам реальностью – просто интерпретация электрических сигналов, приходящих в мозг. Мы получаем фотографии внешнего мира от органов чувств. А сами сидим внутри полого шара, стены которого оклеены этими фотографиями. Этот полый шар и есть наш мир, из которого мы никуда не можем выйти при всем желании. Все фотографии вместе образуют картину мира, который, как мы верим, находится снаружи. Поняли?

– Простейший ум похож на зеркало внутри этого полого шара. Оно отражает мир и принимает решение. Если отражение темное, надо спать. Если светлое, надо искать пищу. Если отражение горячее, надо ползти в сторону до тех пор, пока не станет прохладно, и наоборот. Всеми действиями управляют рефлексы и инстинкты. Назовем этот тип ума «А». Он имеет дело только с отражением мира. Поняли?

– А теперь попробуйте представить живое существо, у которого два ума. Кроме ума «А», у него есть ум «Б», который никак не связан с фотографиями на стенах шара и производит фантазмы из себя самого. В его глубинах возникает такое… полярное сияние из абстрактных понятий. Представили?

– Теперь начинается самое важное. Представьте, что ум «Б» является одним из объектов ума «А». И те фантазмы, которые он производит, воспринимаются умом «А» в одном ряду с фотографиями внешнего мира. То, что ум «Б» вырабатывает в своих таинственных глубинах, кажется уму «А» частью отчета о внешнем мире.

– Не понимаю, – сказал я.

– Так только кажется. Вы оба сталкиваетесь с этим много раз в день.

– Можно пример? – спросила Гера.

– Можно. Представь себе, скажем… Что ты стоишь на Новом Арбате и смотришь на два припаркованных у казино автомобиля. По виду они почти одинаковые – черные и длинные. Ну, может быть, один чуть ниже и длиннее. Представила?

– Да, – сказала Гера.

– Когда ты замечаешь разницу в форме кузова и фар, отличие в звуке мотора и рисунке шин – это работает ум «А». А когда ты видишь два «мерса», один из которых гламурный, потому что это дорогущая модель прошлого года, а другой – срачный ацтой, потому что на таком еще Березовский ездил в баню к генералу Лебедю и в наши дни его можно взять за десять грин – это работает ум «Б». Это и есть полярное сияние, которое он производит. Но для тебя оно накладывается на две черные машины, стоящие рядом. И тебе кажется, что продукт ума «Б» – это отражение чего-то действительно существующего снаружи.

– Хорошо объясняете, – сказал я. – А разве оно не существует снаружи на самом деле?

– Нет. Это легко доказать. Все отличия, которые замечает ум «А», могут быть измерены с помощью физических приборов. Они останутся такими же и через сто лет. А вот те отличия, которые приписывает внешнему миру ум «Б», никакой объективной оценке или измерению не поддаются. И через сто лет никто даже не поймет, в чем именно они заключались.

– А почему тогда разные люди, увидев эти две машины, подумают одно и то же? Насчет того, что одна гламурная, а другая срачная? – спросила Гера.

– Потому что ум «Б» у этих людей настроен на одну и ту же волну. Он заставляет их видеть одинаковую галлюцинацию.

– А кто создает эту галлюцинацию? – спросил я.

– Ум «Б» и создает. Точнее, множество таких умов, поддерживающих друг друга. Этим люди отличаются от животных. Ум «А» есть и у обезьяны, и у человека. А вот ум «Б» есть только у человека.

Сравнительный анализ психики человека и высших антропоидов

Многочисленные опыты доказывают, что между психическими способностями низших и человекообразных обезьян нет того разрыва, который отмечен рядом исследователей, и что низшие обезьяны по своей психике приближаются к человекообразным точно так, как последние родственны в этом отношении человеку.

В соответствии с известным положением Энгельса, гласящим, что «изучая сравнительную физиологию, начинаешь от всей души презирать идеалистическое возвеличение человека над всеми животными», в свете этих данных науки заполняется также та пропасть, которую усматривали между обезьяной и человеком в области психологии.

Новейшие исследования над человекообразными обезьянами – шимпанзе – доказывают, что они решают сложные задачи, свойственные им в их обычной обстановке, и не всегда справляются с легкими, но чуждыми им задачами.

Современные обезьяны, хотя и происходят от общего с человеком предка, прошли также сложный путь эволюции и приспособились к лесной жизни.

Поэтому вместе со сходными чертами в развитии психики человека и обезьяны выявляются и их существенные различия.

Происхождение и развитие человека обусловлено трудовой деятельностью. Коренным отличием человека от животных является то обстоятельство, что «животное, в лучшем случае, доходит до собирания средств существования. Человек же производит их».

«Труд – первое основное условие человеческого существования, – и это в такой мере, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека».

Решительный шаг для перехода от обезьяны к человеку был сделан в связи с переходом наших древнейших предков от хождения на четвереньках и лазания к прямой походке.

Новый способ передвижения раскрепостил руки, которые стали совершенствоваться в «ловкости и мастерстве», причем «рука, таким образом, является не только органом труда, она также его продукт».

В трудовой деятельности развилась членораздельная речь и общественная жизнь человека, вместе с которыми, как говорил Энгельс, мы вступаем в область истории. Если психика животных обусловлена только биологическими законами, то человеческая психика является результатом общественного развития и воздействия.

Человек – социальное существо, создавшее величественную цивилизацию. Человека отличают от всех животных постоянное прямохождение, относительно крупный мозг, членораздельная речь, необыкновенная способность к абстракции, рождающей сознание, систематический труд и общественная жизнь.

В связи с этим возникает вопрос: каков биологический уровень существующих отличий? Как их классифицировать с точки зрения зоологической таксономии?

В 1929 г. английский анатом Артур Кейз определил у человека 1065 признаков, из которых 312 свойственны только человеку, 396 – человеку и шимпанзе, 385 – человеку и горилле, 354 – человеку и орангутану, 117 – человеку и гиббону, 113 – человеку и другим низшим обезьянам, 17 – человеку и полуобезьянам.

Из приведенной градации видно в принципе, каково сходство строения тела у высших приматов, т.е. обезьян и человека.

Большие отличия обезьян от человека обусловлены приспособлением первых к жизни на деревьях. Эта особенность, в свою очередь, ведет к многим другим.

В отличие от всех животных обезьяны располагают очень развитой мускулатурой лица, что позволяет им, подобно человеку, широко использовать мимику. Сходны у них с человеком и другие мышцы: грудная, плечелучевая, живота. Удивительна подвижность губ обезьян; у карликового шимпанзе они красные…

Парадоксально, что именно головной мозг, наиболее отличающийся среди всех органов у человека и антропоидов по объему и весу, обнаруживает максимальное сходство в строении.

И все-таки, по какому бы принципу нейроанатомы ни классифицировали головной мозг в животном мире, человек именно вместе с обезьянами всегда оказывается на высшей ступени развития.

У приматов значительно увеличена новая кора по сравнению с древней, причем самые новые структуры этой коры, лобная и височная области, как показал в 1937 г. профессор Г.И. Поляков, закладываются у плода человека очень рано, раньше, как ни странно, чем «старые» образования, и это, пишет другой советский исследователь, является как раз общеприматной характеристикой, ибо свойственно и мозгу обезьян, но не других существ.

Особую близость человек обнаруживает с африканскими антропоидами.

Читайте также  Чем отличается бегемот от гиппопотама?

Весьма осторожная в отношении сопоставлений мозга человека и обезьян профессор Ю. Г. Шевченко пишет: «Современные анатомы свидетельствуют, что головной мозг гориллы и шимпанзе сходен с человеческим не только по общему виду и расположению борозд и извилин, но также и по расположению архитектонических систем коры большого полушария… и по системам проводящих путей».

Современные нейроморфологи вполне поддерживают выводы о большом сходстве анатомии мозга человека и высших обезьян (конечно, при количественных отличиях в целом и отдельных структур мозга), о большем сходстве между ними, чем между человекообразными и низшими обезьянами и даже гиббонами.

Получается, что нет «пропасти» между анатомией мозга человека и обезьяны, как нет и качественного отличия в строении мозга человека и антропоида.

Остается сделать единственно верное заключение: отличие здесь только количественное, хотя функционирование, разумеется, во многом различно. В то же время между человеком и обезьянами, с одной стороны, и всеми остальными животными на Земле – с другой, наблюдаются весьма значительные различия.

Разумеется, существуют и важные различия головного мозга человека и обезьян – даже высших. Так, при почти одинаковой клеточной организации гомологичных участков шимпанзе вместе с тем обладает структурой волокон, обеспечивающих связи коры, значительно более тонкой, чем у человека, и это резкое отличие системы корковых связей отражает более низкий уровень функциональных возможностей, иначе говоря, умственной деятельности антропоидов в сравнении с людьми.

Именно те участки коры, которые связаны с членораздельной речью у человека, имеют наибольшие отличия по сравнению с другими структурами у обезьян, включая высших. В 60–х гг. установлено большое сходство кариотипов человека и многих видов низших обезьян.

При изучении филогении хромосом 60 видов приматов от мышиного микроцебуса до человека французский генетик Б. Дютрилдо (1979) установил полную аналогию. Доказательством близкого сходства и родства являются также «человеческие» генетические болезни у обезьян: синдром Дауна, алкаптонурия, аномалии развития.

Комплекс гистосовместимости (сродства тканей, необходимого при пересадке органов) локализован в аналогичных локусах гомологичных хромосом шимпанзе, гориллы, орангутана и макака резуса человека.

Наибольшее сходство хромосом установлено у человека с шимпанзе – оно доходит до 90–98% (по разным авторам).

Увеличение мозга от размеров его у австралопитека до величины у человека разумного – в эволюции произошло достаточно быстро, всего за 3–5 млн. лет против 65 млн. лет эволюции приматов. Это увеличение шло прежде всего за счет неокортекса, или новой коры.

По данным К.Н. Филимонова (1949), площадь древней коры у макака – 93,8 кв.мм, у шимпанзе – 324,8 кв.мм, у человека – 480 кв.мм.

Разница между двумя последними, как видим, не так уж велика. Зато новая кора резко нарастает даже в ряду приматов: у макака – 6,456 кв.мм, у шимпанзе – 22,730 кв.мм, а у человека -80,202 кв.мм.

Старые же элементы мозга, а именно они преимущественно управляют «внутренней» жизнью организма, изменялись не столь быстро, не столь «принципиально».

Итак, наиболее резко на пути к человеку менялся мозг, его новые формации, которые и регулируют «новейшие», высшие функции. Самым ярким выражением этих функций у животных является поведение. Мы уже о нем говорили, касаясь приматов в целом. Рассмотрим его же теперь специально у высших и низших обезьян.

Научное изучение интеллекта обезьян началось с Ч. Дарвина. Ему принадлежит книга, которая и в наши дни остается классической в своей области,– «О выражении ощущений у человека и животных» (1872). В ней, в частности, показано, что мимика обезьян сходна с человеческой.

Дарвин считал это следствием сходства мускулатуры лица у приматов. Он же определил, что мимика, выражение эмоций являются, как мы бы сегодня сказали, средством коммуникации.

Дарвин заявил и о такой подробности: антропоид способен мимически выражать почти все человеческие эмоции, кроме изумления, удивления и отвращения. Некоторые нынешние авторы склонны подтвердить это мнение, но наша замечательная исследовательница Н.Н. Ладыгина-Котс изобразила в своей классической книге «Дитя шимпанзе и дитя человека» и эти выражения у шимпанзе.

Дарвин считал, что интеллект человекообразной обезьяны отличается от человеческого только количественно, но не по качеству.

А дальше судьба науки о поведении обезьян сложилась противоречиво. Одни авторы, как правило, сами работавшие с шимпанзе, восхищались интеллектом высших обезьян, говорили о необыкновенном сходстве его с человеком, другие отрицали это сходство.

С 10–х гг. XX в. от бихевиористов распространилась традиция считать, что у всех животных поведение «одинаково животное». Эта традиция дает себя знать до наших дней, правда, во все меньшей степени.

О высоком уровне интеллектуальных способностей антропоидов говорили Р. Йеркс, В. Келлер, Н.Н. Ладыгина-Котс, И.П. Павлов, а в наше время все, кто систематически изучает высших обезьян в природе или в неволе.

Отличие ЧЕЛОВЕКА от ОБЕЗЬЯНЫ

Согласно теории эволюции Дарвина, обезьяна является древнейшим прародителем человека. И в самом деле, человек и обезьяна имеют довольно много общего. Тем не менее, в результате разного развития, между ними есть существенные отличия.

В отличие от обезьяны, человек всегда ходит на ногах. Его позвоночник имеет прогибы назад, таз у человека широкий, а грудная клетка объемная. Сводчатая стопа при ходьбе препятствует сотрясению внутренних органов. Форма кисти руки человека позволяет выполнять множество мелких операций благодаря тому, что большой палец руки противопоставлен остальным. Руки прямоходящих руки не приспособлены к лазанию по деревьям или хождению по земле. Они короткие, а фаланги пальцев прямые. Ноги человека длиннее рук. Клыки человека практически не выступают за остальные зубы. Волосяной покров на теле человека не значительный, а на голове могут расти очень длинные волосы.

В отличие от человека обезьяна передвигается преимущественно на четырех лапах, помогая себе «руками», а также активно лазает. Основное место обитания обезьяны – кроны деревьев. Существуют некоторые обезьяны, которые частично обладают навыком прямохождения, например, гориллы. Однако их нахождение в верикальном положении непродолжительно и при передвижении они опираются на тыльную сторону ладоней. Позвоночник обезьян не имеет поясничного прогиба, таз и грудная клетка – узкие, стопа – плоская. Ноги обезьяны короче рук. В отличие от человека, у приматов имеются множество разных морфологических адаптаций для цепляния за ветви. Её тело полностью покрыто густой шерстью, которая одинакова как на голове, так и на других частях. Клыки обезьяны длиннее остальных зубов. Передняя часть черепа обезьян сильно выступает вперед.

Кроме того, большое затылочное отверстие прямоходящих расположено в центре длины основания черепа и открывается вниз, в то время как у четвероногих большое затылочное отверстие находится в задней части основания черепа и повернуто назад. Поэтому, основание черепа двуногих укорочено, а у четвероногих – удлинено.

По объему мозг человека больше мозга обезьяны. Кора головного мозга человека в 3,5 раза превышает кору головного мозга обезьяны, что позволяет человеку иметь более развитые умственные способности, память и осознавать свои действия. Также в коре головного мозга располагаются речевые центры и зоны ассоциаций. Поэтому человек имеет языковую форму общения, обладает отвлеченным мышлением, способностью обобщать и абстрагировать. Этим объясняется наличие у человека не только первой сигнальной системы (условно- и безусловнорефлекторные связи), но и второй сигнальной системы (система речевых сигналов).

Мозг обезьяны меньше человеческого, потому она не владеет речью и способностью к обобщениям и абстрактному мышлению. Лицевая часть черепа обезьяны крупнее мозговой, височные и лобные доли недостаточно развиты. Обезьяна имеет только первую сигнальную систему.

Не смотря на множество отличий, у человекообразных обезьян и человека есть много сходств. Например, человек и обезьяна одинаково выражают чувства радости, гнева и печали. Как люди, обезьяны нежно ласкают детенышей, заботятся о них и наказывают за непослушание. У человека и обезьян хорошо развита память. Кроме того, у человек и человекообразные обезьяны строение всех систем органов имеют сходное. Также человек и обезьяна болеют одинаковыми заболеваниями, такими как грипп, оспа, СПИД, холера или брюшной тиф.

Выводы:

  1. Человека отличает прямохождение. Обезьяна передвигается на четырех конечностях. Позвоночник обезьяны дугообразный, а у человека – прямой с прогибом в пояснице.
  2. Сводчатая стопа человека защищает внутренние органы при прямохождении. У обезьян стопы плоские. У человека ноги длиннее рук, у обезьяны наоборот.
  3. В отличие от человека у обезьян сильно выражены клыки. У человека они одинаковой длины с другими зубами.
  4. Тело обезьяны полностью покрыто шерстью, а волосяной покров человека не значительный, но на голове могут расти длинные волосы.
  5. Мозг человека по размерам крупнее мозга обезьяны и гораздо более развитый. Кора головного мозга имеет большую площадь, что позволяет человеку помимо первой сигнальной системы (рефлекторной) иметь вторую: речь, образное мышление. Кроме того, человек осознает свои действия.
  6. Человек и человекообразные обезьяны имеют множество сходств, например, выражение чувств, забота о детях и мн.др.
Читайте также  Озеро и водохранилище: описание и отличия

Scisne ?

Главная ≫ Инфотека ≫ Этология, психология ≫ Ключевое различие между человеческим и обезьяньим интеллектом // Александр Марков

Ключевое различие между человеческим и обезьяньим интеллектом

Александр Марков

Дети в возрасте двух с половиной лет справляются с задачами «социального» характера гораздо лучше обезьян, хотя в решении «физических» задач шимпанзе и орангутаны нисколько не уступают им. Это подтверждает «гипотезу культурного интеллекта» (the cultural intelligence hypothesis), согласно которой выдающиеся интеллектуальные способности, отличающие человека от животных, развились в связи с общественным образом жизни и с требованиями сложной и гибкой социальной организации. По-видимому, умственные способности наших предков в ходе эволюции развивались неравномерно: сначала развились социально-ориентированные навыки, а остальные «подтянулись» позже.

Прогрессивное развитие мозга и умственных способностей у приматов неразрывно связано с общественным образом жизни, с необходимостью предвидеть поступки соплеменников, манипулировать ими, учиться у них, а также оптимально сочетать в своем поведении альтруизм с эгоизмом. Такова точка зрения большинства серьезных антропологов на сегодняшний день. Идея о том, что разум у приматов развился для эффективного поиска фруктов или, скажем, выковыривания пищи из труднодоступных мест («гипотеза экологического интеллекта»), сейчас имеет мало сторонников. Она не может объяснить, зачем приматам такой большой мозг, если другие животные (скажем, белки) отлично справляются с очень похожими задачами по добыче пропитания, а мозг у них при этом остается маленьким. Напротив, «гипотеза социального интеллекта» подтверждается многими фактами: например, выявлена положительная корреляция между размером мозга у приматов и размером социальной группы (приматы, в отличие от большинства стадных животных, знают всех своих соплеменников «в лицо» и с каждым имеют определенные взаимоотношения — совсем как у людей).

Почему же именно люди стали самыми умными из всех приматов? Согласно одной из наиболее правдоподобных гипотез, дело тут в том, что люди — животные не просто социальные, а «ультрасоциальные». Только люди способны формировать принципиально разные по своей структуре коллективы, различающиеся своими традициями, нормами поведения, способами добычи пропитания, системой внутригрупповых отношений, устройством семьи и т. д. Как бы сложно ни были устроены коллективы обезьян, такой гибкости у них нет и в помине: для каждого вида обычно характерен лишь один способ социальной организации, а культурные различия между группами хотя и встречаются, но не идут ни в какое сравнение с тем, что наблюдается у Homo sapiens.

Чтобы эффективно функционировать в сложном и переменчивом социально-культурном окружении, у людей должны были с некоторых пор развиться интеллектуальные способности совершенно определенного плана. Речь идет о способностях к эффективной коммуникации, обучению, а главное — к пониманию не только поступков, но и мыслей и желаний своих соплеменников (такое понимание называют «теорией разума» — «theory of mind»). Очевидно, что способности такого рода должны проявляться уже в раннем детстве, в период активного обучения и социальной адаптации, иначе большой пользы от них не будет.

Вопрос, однако, в том, каким образом появились у людей эти способности. На этот счет предложены две альтернативные гипотезы. Либо они возникли в результате равномерного развития интеллекта в целом («гипотеза общего интеллекта» — «general intelligence hypothesis»), либо это было специфическое, узконаправленное развитие именно социально-культурных способностей, а все прочие (например, способности к абстрактному логическому мышлению, выявлению причинно-следственных связей в физическом мире и т. п.) развились позже, как нечто дополнительное, вторичное («гипотеза культурного интеллекта» — «cultural intelligence hypothesis»).

Речь идет, таким образом, о магистральном направлении эволюции человеческого разума. Становились ли мы «вообще умнее» (больше коры — больше объем памяти — быстрее и эффективнее обучение — выше быстродействие «процессора»; а культурная эволюция по мере необходимости наполняла это «железо» всё более сложным «софтом»), или у нас совершенствовались в первую очередь строго определенные, социально-ориентированные умственные способности, а все остальные — постольку-поскольку.

«Гипотеза общего интеллекта» на первый взгляд кажется более правдоподобной, однако можно привести и доводы в пользу «гипотезы культурного интеллекта». Так, известно, что у многих животных специфические умственные способности действительно развиваются очень локально, как бы «на заказ», так что общий интеллектуальный уровень при этом не повышается или повышается не очень сильно (например, уникальные способности к ориентированию у перелетных птиц).

Антропологи из Германии, Испании и США опубликовали в последнем номере журнала Science результаты замечательного исследования, целью которого было «столкнуть лбами» две гипотезы и получить прямые доводы в пользу той или другой. Авторы рассудили, что если верна «гипотеза культурного интеллекта», то в индивидуальном развитии человека должен быть такой возраст, когда по «физическому» интеллекту мы еще не отличаемся от высших обезьян, а по «культурно-социальному» уже значительно их опережаем. Предположение это блестяще подтвердилось, и соответствующий возраст был найден.

В экспериментах приняли участие представители трех видов приматов: 106 шимпанзе (в возрасте от 3 лет до 21 года), 32 орангутана (3–10 лет) и 105 детишек в возрасте двух с половиной лет плюс-минус два месяца. Всем им был предложен большой набор тестов, куда входили задачи двух категорий: «физические» и «социальные». Число подопытных было достаточно велико, чтобы можно было сделать необходимые поправки на пол, возраст и индивидуальный темперамент (который оценивался при помощи дополнительных тестов).

При разработке тестов ученые исходили из следующих соображений. Способность ориентироваться в физическом мире у приматов развивалась преимущественно в контексте добывания пищи. Для этого приматам нужно решать задачи, связанные: 1) с пространством (чтобы находить пищу), 2) с количествами (чтобы выбирать лучшие из множества возможных источников пищи), 3) с причинами и следствиями (чтобы извлекать пищу из труднодоступных мест, в том числе с использованием орудий). Для адаптации в социальном мире приматы тоже решают задачи трех типов: 1) «коммуникационные» (чтобы влиять на поведение соплеменников), 2) связанные с обучением, 3) связанные с «теорией разума» (чтобы предвидеть чужие поступки).

В соответствии с этим, комплекс тестов, разработанный исследователями, состоял из шести тематических блоков. Подробное описание методики и видеоклипы находятся в открытом доступе в дополнительных материалах к статье. Каждая обезьяна и каждый ребенок проходили весь комплекс тестов; это занимало от 3 до 5 часов.

Дети и шимпанзе одинаково успешно справились с «физическими» задачами; орангутаны лишь немного им уступили (см. рисунок). Орангутаны хуже справлялись с «пространственными» и «причинно-следственными» задачами, тогда как по «количественным» задачам все три вида показали одинаковые результаты. В некоторых тестах (например, связанных с использованием орудий) шимпанзе опередили детей.

В «социальной» сфере дети продемонстрировали полное превосходство над обоими видами обезьян. Шимпанзе и орангутаны показали одинаковые результаты. Любопытно, что по социальным тестам среди детей выявилось несколько «особо тупых», а среди обезьян — несколько «особо гениальных» (кружочки на панели B).

Степень вариабельности (разброс) результатов оказался у всех трех видов одинаковым; в социальной сфере он выше, чем в физической. Впрочем, этот результат авторы считают не очень надежным — здесь могли сказаться специфические особенности заданий, входивших в два тематических блока.

У всех трех видов оба пола показали одинаковую результативность в решении социальных задач. В решении физических задач у людей девочки оказались чуть-чуть способнее мальчиков, а у шимпанзе — наоборот.

Кроме того, дети в ходе тестирования вели себя в целом более робко и проявляли меньше интереса к новым объектам, чем обезьяны. У детей никакой корреляции между темпераментом и результативностью не обнаружилось, а среди обезьян более смелые лучше справлялись с физическими задачами.

Авторы заключают, что полученные результаты представляют собой весомое свидетельство в пользу «гипотезы культурного интеллекта», и с ними трудно не согласиться.

Конечно, это нельзя назвать абсолютно строгим доказательством. Можно допустить, что люди отличаются от обезьян не специфическими социально-ориентированными интеллектуальными способностями, а более общим умением разбираться в скрытых от непосредственного наблюдения причинах явлений, в том числе — в мотивации и смысле чужих поступков. Но и в этом случае весьма вероятно, что это умение развилось изначально именно для решения «социальных» задач, и уже потом было приспособлено для всего остального.

Авторы отмечают еще одно слабое место своего исследования. Все тесты проводились людьми, в том числе и тесты социального характера, в которых подопытные должны были правильно интерпретировать поведение экспериментатора. Стоит ли удивляться, что маленькие люди лучше справлялись с этим, чем представители других биологических видов? Авторы, однако, указывают, что некоторые из использованных ими «социальных» тестов ранее ставились в таких модификациях, что подопытные обезьяны должны были понимать смысл поступков своих сородичей, а не людей. И, насколько можно судить по опубликованным результатам, данный фактор не влияет на результативность — иными словами, если обезьяна не сделала правильных выводов из наблюдений за поведением человека, то не сделает их, и наблюдая за сородичем, совершающим те же действия.

На каком этапе эволюции наши предки приобрели новые, не свойственные обезьянам «социально-ориентированные» интеллектуальные способности? Авторы полагают, что это произошло уже после стадии архантропов (Homo erectus), живших 1–2 млн лет назад. У эректусов, по мнению авторов, этих способностей еще не было, потому что: 1) мозг у них рос очень быстро, скорее по «обезьяньему», чем по «человеческому» сценарию; 2) нет фактов, говорящих о существовании у архантропов значительных социально-культурных различий между группами.

Авторы намерены в дальнейшем применить свой комплекс тестов к 50 другим видам приматов. Это позволит с большой детальностью реконструировать последовательность развития различных интеллектуальных способностей у приматов в ходе их эволюции.

Источник: Esther Herrmann, Josep Call, María Victoria Hernàndez-Lloreda, Brian Hare, Michael Tomasello. Humans Have Evolved Specialized Skills of Social Cognition: The Cultural Intelligence Hypothesis, есть также полный текст // Science. 2007. V. 317. P. 360–366.

Чем люди отличаются от обезьян на самом деле

Человек и обезьяна имеют генетическое сходство примерно на 98 процентов, однако даже внешние различия между ними более чем очевидны. Обезьяны по-другому слышат, видят и физически быстрее развиваются.

Строение

Многие особенности отличающие человека от обезьяны заметны сразу. Например, прямохождение. Несмотря на то, что гориллы вполне могут передвигаться на задних лапах, для них это неестественный процесс.Человеку удобство передвижения в вертикальном положении обеспечивают гибкий поясничный прогиб, сводчатая стопа и длинные прямые ноги, чего недостает обезьянам.

Но между человеком и обезьяной существуют отличительные черты, о которых могут рассказать только зоологи. К примеру, специалисты, отмечают, что некоторые из признаков делают человека ближе к морским млекопитающим, чем к приматам – это толстая жировая прослойка и кожа, жестко прикрепленная к мышечному каркасу.
Есть существенные отличия и в голосовых возможностях человека и обезьяны. Так, наша гортань по отношению ко рту занимает гораздо более низкое положение, чем у любого другого вида приматов. Образующаяся за счет этого общая «трубка» обеспечивает человеку исключительные возможности речевого резонатора.

Мозг

Объем человеческого мозга почти в три раза больше мозга обезьяны – 1600 и 600 см3, что дает нам преимущество в развитии умственных способностей. В мозге обезьяны отсутствуют речевые центры и зоны ассоциации, которые есть у человека. Это послужило возникновению у нас не только первой сигнальной системы (условные и безусловные рефлексы), но и второй, отвечающей за речевые формы общения.
Но совсем недавно британские ученые обнаружили в человеческом мозге куда более заметную деталь, которой не хватает мозгу обезьяны – это боковой лобный полюс префронтальной коры. Именно он отвечает за стратегическое планирование, дифференциацию задач и принятие решений.

Слух

Человеческий слух отличается особой чувствительностью к восприятию звуковых частот – в диапазоне, приблизительно, от 20 до 20 000 Гц. Но у некоторых обезьян способность различать частоты значительно превышает человеческую. Например, филиппинские долгопяты могут слышать звуки частотой до 90 000 Гц.

Правда, избирательная способность слуховых нейронов человека, которые позволяют воспринимать разницу в звуках, отличающихся на 3-6 Гц выше, чем у обезьян. Более того, люди обладают уникальной способностью соотносить звуки между собой.

Впрочем, обезьяны тоже могут воспринимать ряд повторяемых звуков разной высоты, но если этот ряд сместить на несколько тонов вверх или вниз (изменить тональность), то мелодический рисунок окажется для животных неузнаваемым. Для человека угадать одинаковую последовательность звуков в разных тональностях не представляет труда.

Детство

Новорожденные дети абсолютно беспомощны и полностью зависят от родителей, в то время как детеныши обезьян уже могут висеть и передвигаться с места на место. В отличие от обезьяны, человеку нужно гораздо более продолжительное время для взросления. Так, к примеру, самка гориллы половой зрелости достигает к 8 годам, учитывая, что период беременности у нее практически такой, как и у женщины.

У новорожденных детей, в отличие от детенышей обезьяны, гораздо слабее развиты инстинкты – большинство жизненных навыков человек получает в процессе обучения. Важно отметить, что человек формируется в процессе непосредственного общения с себе подобными, в то время как обезьяна рождается с уже заложенной формой своего существования.

Сексуальность

В силу врожденных инстинктов самец обезьяны всегда способен распознать, когда у самки происходит овуляция. У человека такая способность отсутствует. Но есть и более существенное отличие людей от обезьян: это возникновение у человека периода менопаузы. Исключение в животном мире составляет лишь черный дельфин.
Человек и обезьяна разнятся и в строении половых органов. Так, девственной плевы нет ни у одной человекообразной обезьяны. С другой стороны, половой орган самца любого примата содержит желобовую кость (хрящ), которая отсутствует у человека. Есть еще одна характерная особенность, касающаяся сексуального поведения. Половой контакт «лицом к лицу», столь популярный у людей, для обезьян является противоестественным.

Генетика

Генетик Стив Джоунс как-то заметил, что «50% ДНК человека похожи на ДНК бананов, но это вовсе не означает, что мы наполовину бананы, либо с головы до пояса, либо от пояса до ног». Тоже самое можно сказать, сравнивая человека с обезьяной. Минимальное различие в генотипе человека и обезьяны – примерно 2%, – тем не менее, образует огромную пропасть между видами.
Различие включает в себя порядка 150 млн. уникальных нуклеотидов, в которые заложены около 50 млн. отдельных событий мутаций. Таких изменений, по мнению ученых, невозможно достигнуть даже на временной эволюционной шкале в 250 тыс. поколений, что лишний раз опровергает теорию происхождения человека от высших приматов.

Существенны отличия человека от обезьяны и в наборе хромосом: если у нас их 46, то у горилл и шимпанзе 48. Более того, в хромосомах человека есть гены, которые отсутствуют у шимпанзе, что отражает разницу между иммунной системой человека и животного. Еще одно интересное утверждение генетиков в том, что Y-хромосома человека отличается от подобной хромосомы шимпанзе так же сильно, как и от Y-хромосомы курицы.

Есть разница и в размерах генов. При сравнении ДНК человека и шимпанзе выявили, что геном обезьяны на 12% больше генома человека. А отличие в экспрессии генов человека и обезьяны в коре головного мозга выразилось в 17,4%.
Генетическое исследование ученых из Лондона выявило возможную причину, по которой обезьяны не способны говорить. Так они определили, что ген FOXP2 играет у человека важную роль в формировании речевого аппарата. Генетики решились на отчаянный эксперимент и внедрили ген FOXP2 шимпанзе, в надежде, что обезьяна заговорит. Но ничего подобного не произошло – зона, отвечающая у человека за функции речи, у шимпанзе регулирует вестибулярный аппарат. Умение лазить по деревьям в ходе эволюции для обезьяны оказалось куда важнее, чем развитие навыков речевого общения.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: